Наследие крылатого Мастера

                                                                                                                                                                                   И если я протягиваю руку,

                                                                                                                                                                               То пять лучей останутся у Вас…

                                                                                                                                                                   

                                                                                                                                                                                                А. Тарковский

 

Вот оно, чудо - перед нами.

От рисунков Анатолия Марковича Маркуши словно исходит тепло, словно тысячи разноцветных искорок вспыхивают на их поверхности и невозможно отвести глаз. Они сразу захватывают в плен, притягивая своей мощной энергетикой, прихотливыми и изящными линиями и неповторимостью орнаментов.

Невольно начинаешь искать в них сходства, ну    … хоть с чем-нибудь, просто чтобы зацепиться, устоять под напором этой красоты.

Впрочем, аналогии возникают быстро: и с узорами на бабушкином рушнике, и с изменчивой картинкой в любимой когда-то многими игрушке-калейдоскопе, и с античными мозаиками, и с загадочными всполохами Северного сияния, и с восточной чеканкой… Впрочем, ассоциативный ряд у каждого свой.

Ошеломляет то, что все это нарисовано с помощью … офицерской линейки и стандартного набора фломастеров, на каких-то листках и картоночках, короче говоря, на первом, что под руку попадалось.

Кто из нас не водил карандашом или шариковой ручкой по бумаге во время не очень интересных лекций в институте или же коротая время на бесконечных собраниях и заседаниях. Иные достигали, кстати, в этом жанре отражения собственного подсознания поразительных высот...

Анатолий Маркович, личность более чем состоявшаяся во всех планах, обладал зрелым и масштабным талантом. Думаю, что он не придавал этим рисункам какого-то большого, а тем более, глобального значения. Тем более, что истинный талант всегда щедр и в чем-то беспечен. Рисовал себе машинально, обдумывая решение нелегких задач, постоянно возникающих перед летчиком-испытателем, да и просто перед умным и вдумчивым человеком. А, может, он отображал так свои впечатления от увиденного им  чего-то на земле оттуда сверху, с высоты полета души?

Фиксировал импульсы собственного подсознания, улавливающего сигналы от рельефа местности, от меняющейся картины облаков и туч. Это мы, простые смертные, видим облака снизу, а летчик-то смотрит на них сверху. Или огни вечерних городов создают эти удивительные завихрения цветовых пятен на бумаге, или отражения звезд и луны бесконечное число раз дробятся на водной глади? Или шлют нам свои зашифрованные сигналы представители иных миров?

Творческий человек с тонкой душевной организацией всегда наделен особым даром - чутко улавливать нечто, недоступное другим и передавать его нам с помощью самых, казалось бы, простых выразительных средств. А о том, как это хранить и пропагандировать, он точно не задумывается – творит себе дальше. Какое счастье, что эти бесценные листочки вообще сохранились! И листочков этих – несколько тысяч! Он оставил их нам, людям, и наш долг теперь – понять и осмыслить это необычайное Явление (не побоюсь этого слова) в изобразительном искусстве. Нельзя же просто так, без любви и внимания оставить это чудо пылиться в папках на века.

Как печально, что прижизненная выставка была у Анатолия Марковича только один раз!

Как хорошо, что наконец-то эти талантливые, необычайные,  прекрасные и абсолютно самобытные рисунки обрели своего зрителя!

Как хочется надеяться, что настоящая выставка – всего лишь начало открытия богатейшего наследия, оставленного нам крылатым Мастером.

 

                                                                                                                          Маргарита Зимина

ГРАФИКА