Терроризм – во всем мире он всегда был частью политики, но в нашей стране он уродливо трансформировался из области политической борьбы, переместившись в сферу бизнеса. 
В 90-х – экономический терроризм в России становится приметой времени и заставляет государство найти новый подход к этой проблеме и, прежде всего, заложников. 
23 декабря 1993 года в Ростове-на-дону в ростовской школе № 25 вооружённые люди в масках взяли в заложники 15 детей с учительницей. Со слов очевидцев стало ясно, как все произошло. После начала урока трое людей в масках ворвались в один из классов и заставили учительницу с детьми следовать за ними, выстрелив в потолок. Отпустив часть детей, не вошедших в ожидавший укрыться автобус, бандиты объехали школу и поставили желтый ПАЗ посреди спортплощадки. Один из оперативных сотрудников вступил в переговоры с преступниками, которые утверждали, что больны СПИДом не могут получить необходимое лечение, требовали вылета за границу. Занавески автобуса были задернуты, не удавалось установить точное число террористов. Через окно автобуса переговоры вел один из бандитов назвавший себя Казак. Предложение обменять детей-заложников на взрослых казак грубо отверг. Тем временем здание школы было оцеплено прибывшими подразделениями ОМОНа, снайперы были готовы к работе, но Казак не выходил из автобуса.
Михаил Фетисов (начальник УВД Ростовской области) - сначала с ним не получилось длительного диалога. Он постоянно обрывал, грубил «давайте поехали, давай команду начальник, стрелять начнем».
Предложение блокировать районы добиваться освобождения детей здесь, возле школы было отвергнуто. Вокруг жилые дома, любой случайный выстрел мог оказаться роковым. Дольше оставаться возле школы было нельзя. Пока детям передавали их одежду Фетисов связался с ближайшим военным аэродромом, он решил там добиваться освобождения детей. Во время движения колонны по городу шла аналитическая работа. Проверялась сомнительная версия о СПИДе и возможность прибытия террористов из горячих точек. Город жил обычной жизнью, не подозревая, что по улицам движется бомба замедленного действия, грозящая взорваться в любой момент. Террористы все время поджимали ведущую машину. Однако Фетисов распорядился ехать с предельно малой скоростью. Нужно было выиграть время. 
Тем временем на аэродроме шла подготовка к приему гостей. Снайперы занимали исходные позиции. В 2 часа колонна прибывает в военный аэродром. Автобус с террористами выезжает на летное поле. Ими выбрано наиболее открытое место, все подходы к которому хорошо просматриваются. Территорию аэродрома оцепляют, подтягиваются все новые группы бойцов разных силовых ведомств: министерство безопасности, ОМОН, внутренние войска, прибывают пожарная команда и скорая помощь. Переговоры от имени террористов продолжил Казак, вероятно, являвшийся их лидером. И первое, что он потребовал вертолет. Это было полной неожиданностью для командующего воздушной армией генерала Михайлова. 
Террористы во всем мире всегда пользовались самолетами. Для полета за границу у вертолета слишком маленький запас горючего. Это было странное бремя. Бандиты заявили, что объявят маршрут перед вылетом, куда. Явно не за границу. Кто же эти люди и чего добиваются? Настойчивое предложение начальника УВД Фетисова обменять детей на генералов Казак встретил бранью и стрельбой в воздух. 
Михаил Фетисов  - он категорически отказался вести со мной разговор. «Отойди мент, а то застрелю».
Судя по злобной реакции Казак вполне мог иметь не лады с законом. Это могла быть группа бывших уголовников, собирающихся освободить из заключения друзей. Для таких целей лучшего средства, чем вертолет не найти. Генерал Фетисов принимает решение готовить вертолет, но не к отлету, а к захвату террористов бойцами ростовского спецназа, переодетыми в форму летчиков. Из Москвы поступает сообщение, что к вылету в Ростов готовится группа Альфа. 
Геннадий Зайцев (в 1993 году – начальник группы Альфа) – буквально через 15 минут 53 сотрудника, соответствующие средствами вооружения и экипировки выехали в аэропорт Внуково для вылета в Ростов. 
Всегда в случае захвата воздушного судна вводится план набат, в котором основная роль освобождения заложников отводится этой специально обученной мобильной группе. Но ждать сложа руки прибытия Альфы в Ростове не собирались. В вертолете спрятали оружие. Бойцы спецназа хорошо понимали, что использовать его в присутствии детей вряд ли придется, но они готовы были брать бандитов голыми руками. 
Сотрудник спецназа - злоба была неимоверная. Дети, тем более, что наши дети и кто-то их пытается забрать, прощать этого было просто нельзя.
Когда вертолет с установленным в нем спецаппаратурой и оружием были готовы генерал Фетисов еще раз лично проверил: не вызовет ли что-нибудь подозрение террористов. После того, как было дано добро и вертолет на буксире потянули к взлетной полосе Казак выдвинул новое требование: вертолет должен быть без экипажа. Его предварительно осмотрит летчик, входящий в число террористов. От плана освобождения детей с помощью спецназа под видом летчиков пришлось отказаться. Оружие и аппаратуру изъяли. Нужен был новый план и настоящий экипаж. Командующий воздушной армией Михайлов отобрал двух добровольцев Владимира Степанова и Валентина Падалко. 
Валентин Падалко (в 1993 году – командир эскадрильи) - по афганскому принципу на сложные задачи, те, которые не имеют ясности, всегда летал командир, я придерживался этой точки зрения. Поэтому решение принял Фетисов. 
И тут новая неожиданность, но уже радостная. Террористы отпустили девочку, которая чувствовала себя хуже других. То, что рассказала Ира говорила о четкой организации. Трое бандитов, которых Казак называл по номерам молча исполняли его приказы.
- Он оттуда выкарабкался и ко мне с претензиями «Что же ты творишь?». Я - «Извини, а ты что творишь?». То ранит, то заправщик с таким запасом керосина – это безумие.
Казак понимал, что теперь ему так просто уйти не позволят. Он заставляет Падалко рулить к складу горючего, чтобы там заправить вертолет. Деньги жгли ему руки, он хотел вырваться во что бы то ни стало. На складе его ждала группа Альфа. 
- Я не знаю, была команда дана для штурма или нет, но на всей стоянке перрона аэропорта Минеральных вод погас свет. И я заметил передвижение грузовых автомобилей. Там находились люди. Кто-то дал команду «патрон- патронник», всех загнал в вертолет, своих террористов и приказал, значит, на малейшее движение человека с оружием открывать огонь. Вот в данной ситуации я вышел в эфир по радиосвязи и командующего генерала-лейтенанта Михайлова попросил, чтобы этого не делали. Потому что, на мой взгляд, ну, безуспешной будет операция захвата.
Свет включили и вертолет был заправлен. Но в руках террористов все еще находились дети. На этот раз сам Казак ответил генералу Михайлову. Вертолет взлетел в 18:27 за минуту до посадки на эту же полосу пассажирского самолета. В момент виража над зданием аэропорта Казак выбросил из кабины пачку долларов, и они дождем просыпались на землю. Казак выполнил обещание, перед взлетом он отпустил двоих ребят. Только на исходе четвертых суток операция по освобождению детей-заложников была успешно завершена. Остальные дети днем уже вернулись в Ростов-на-Дону и теперь сами встречали двух ребят и учительницу. 
Но террористы все еще были на свободе. Валентин Падалко успел сообщить Михайлову, что Казак просил отвезти его в Хасавьюрт. По плану «Сирена» на ноги была поднята вся Дагестанская милиция, Казака ждали.
21:17 – в аэропорту столицы Дагестана Махачкале приземляется вертолет, которые не отвечает на позывные наземных служб. Снайперы, уже двое суток, дожидавшиеся прибытия террористов, мгновенно взяли на мушку две фигуры, появившиеся на летном поле. Но почти сразу прозвучала команда «Отбой», это были пилоты Валентин Падалко и Владимир Степанов. Бандитов с ними не было. Пилоты сообщили координаты места на окраине Махачкалы, где им удалось обмануть бдительность Казака высадить террористов вместо Хасавьюрта. Выбраться незамеченными из треугольника, образованного морем, каналом и дорогой было практически невозможно. Всем патрульным группам были переданы ориентировки. Из аэропорта в указанное пилотами место высадки террористов вылетела группа специального отряда быстрого реагирования. А тем временем пилотам, которые все эти дни были гарантией безопасности детей, самим оказывалась экстренная медицинская помощь. Сказалось невероятное напряжение. 
Двух бандитов взяли с места их высадки. Почти в полной темноте один был обнаружен при помощи прибора ночного видения, второй сам вышел из укрытия с поднятыми руками. При них была обнаружена часть денег, но Казака среди них не было. 
В 23:40 на окраине Махачкалы для проверки документов были остановлены двое. Водитель милицейского газика заметил, как один бросил какой-то предмет под машину. Это был пистолет ТТ. реакция патрульной группы была молниеносной. Один из задержанных и был Казак. Человек несколько дней державший в напряжении всю страну. В указанном им тайнике были обнаружены деньги, но кроме автомата Калашникова другого оружия не было. Его выкинули. Когда намокшие деньги высушили и посчитали, оказалось, что вместе с собранными в Минводах и оставленными в вертолете в уплату за полет обнаружено 9 миллионов 400 тысяч. Не доставало 600 тысяч. Их судьба до сих пор неизвестна. 
Следователя, проводившего опрос ждал еще один сюрприз Казака. На этот раз последний. Отпечатки, снятые с автомата принадлежали не Касимову, чья фамилия была указана в протоколе. Такого человека просто не существовало. В поддельный паспорт была вклеена фотография трижды судимого уроженца Хасавьюрта Мусы Алмамедова. Именно эта фамилия будет написана на многотомном уголовном деле. В группу террористов входили два ташкентских студента, беспрекословно выполнявших все приказы Казака. И бывший штурман Михеев, который подвел его в самый ответственный момент, неверно указав точку высадки. Он умрет в тюрьме при невыясненных обстоятельствах. 
Осуществлению замысла помешала не только ошибка бывшего штурмана Михеева и погода, но, прежде всего, мужество всех, кто все эти дни противостоял злой воле и коварству бандитов. 
Владимир Михайлов (в 1993 году – командующий 4-й воздушной армией) – мало оставляли нам путей, методов, способов, чтобы их как-то обезвредить. Именно обезвредить, ну, по-хорошему: без гибели школьников, без гибели членов экипажа.
За проявленное мужество командир экипажа Валентин Падалко был удостоен высокого звания Герой России. Пилот Владимир Степанов и Валентина Петренко награждены орденами «за Личное мужество».
Состоялось два суда над террористами, первый из которых приговорил Казака к высшей мере наказания. Повторный суд этот приговор отменил. Основным аргументом защиты был тот факт, что дети не пострадали. 
Валентина Петренко – вполне очевидно, что дети пострадали. Только на какие весы все это положить, чтобы взвесить. 
Людмила Сельхова (в 1993 году – преподаватель 25-й Ростовской школы) – у мужа был сердечный приступ. Он тоже был на аэродроме, но не пустили с дочкой. Мои дети собственные учились в этой школе, видели, как меня захватывали. Конечно, стресс был большой. Сын мой поседел.
Этот теракт стал образцом для подражания. Вскоре последовало несколько подобных: с захватом заложников, требованием денег и вылетом на вертолете. Но прежний стереотип отношения государства к терроризму был уже сломан. Главным становится не преследование и задержание бандитов, а спасение людей. 

Использована информация с сайта http://www.crimerussia.tv/index.php?newsid=157